Хэллоуин вся нежить любит

ПЭЙРИНГ ИЛИ ПЕРСОНАЖИ: ЭНРИКО МАКСВЕЛЛ , АЛЕКСАНДР АНДЕРСОН , «МИЛЛЕНИУМ», «ХЕЛЛСИНГ»
РЕЙТИНГ: G
ЖАНРЫ: ДЖЕН, ЮМОР
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: OOC
РАЗМЕР: МИНИ
КОЛ-ВО ЧАСТЕЙ: 3
СТАТУС: В ПРОЦЕССЕ
ОПИСАНИЕ: Как собрать врагов под одной крышей? Устрой праздник и запасись валерьянкой!

Автор: Снайпер котиков
Беты (редакторы): Летающая КоШкА
Основные персонажи: Энрико Максвелл , Александр Андерсон , «Миллениум», «Хеллсинг»
Рейтинг: G
Жанры: Джен, Юмор
Предупреждения: OOC
Размер: планируется Мини, написано 8 страниц
Кол-во частей: 3
Статус: в процессе

Предисловие. Безумные идеи скучающего епископа.

      Однажды Энрико Максвелл, сидя в своём кабинете, задумался: «Мда… Дело дрянь… Почему мы не можем организовать какой либо праздник? Хеллсинг недавно справлял день рождения Алукарда, Миллениум приглашал в отпуск… Не, ну чем мы хуже? Всё, решено!»
— Пригласите отце Александра. Срочно!
Через 5 минут вошёл он… Святой отец, регенератор и просто красавец Александр Андерсон. На голове привыкшая к ветру причёска, зелёные глаза излучали нежность и доброту, серый плащ развевался сзади как крылья, серебряный крест блестел как никогда… Но всю картину немного испортил маленький жёлтенький фартучек с сердечками.       «Он опять готовил пирог… Это просто… Замечательно! Надо только успеть урвать кусочек, пока эта добрая душа опять все мелким не раздала.» — подумал Максвелл- «Как пахнет, мммммм…»
— Опять готовил!?
-Но… Но почему мне нельзя готовить? — пролепетал падре — Ведь тебе нравится…
— Нравится, не нравится, какая разница! У нас катастрофа! Эй! Ножи убрал! Ишь, обрадовался. Тебе только готовить и за нечистью гоняться.
Александр нехотя убрал штыки. С непонимающим и обидевшимся видом он стал поднимать свой фартучек, который успел стянуть с себя, когда доставал штыки. «Ему бы только покомандовать!» — подумал священник — «А то, что мне скучно, ему по фигу!» — И правда, уже целых 2 месяца никто на них не нападал, даже не дебоширили.
— А что именно случилось?
-Когда у тебя день рожденья?
-Прошло уже, а что? – «М… Он даже не помнит, когда мой день рожденья. А когда маленьким был, прибегал ко мне, цветы дарил и корявенькие, но милые открыточки. Эх, молодежь, взрослеют. Ничего не уважают.» — Андерсон тут же задумался над планом мести, глубоко обиженный на память своего бывшего подопечного.
-Не подходит… Надо что-то сейчас…
— А как на счёт Хэллоуина?
-Не плохо… А когда?
-Через 2 дня.
-Дело дрянь…
-Нельзя так говорить, сын мой.
-Не учи меня! О чём это я…Нам надо организовать праздник.
— Аллилуйя! – в комнату ввалились проходившие мимо Юмико и Хайнкель. Юмико, очень любознательная девушка с хорошим слухом, может за километр услышать интересную для нее информацию. Они мечтали об этом столько времени. Наконец-то появилась возможность познакомиться с детьми ночи, как называл вампиров падре, поближе. Ну хотя бы с переодетыми в них монахами, если на то пошло.
-А так как самый ближайший праздник — Хэллоуин, — невозмутимо продолжал Максвелл, — То он будет балом, на который я приглашу весь Хеллсинг и Миллениум…
Бедный отец Александр такого удара не выдержал. Даже в борьбе с нечистью он не был на гране инфаркта. Упав в обморок и придавив при этом под себя Хайнкель и Юмико, которые пытались его подхватить, он чуть не уничтожил паркет своим чудовищным весом. Межу прочим, этот предорогой паркет был его ровесником.
Один Максвелл, ожидавший такой реакции, был невозмутим. Встав с кресла и сделав глоток воды, он прочистил горло и во всю силу легких воскликнул:
— Да прибудет с нами благословение Господне и её величества Королевы! Аминь!
— К черту королеву! Аминь! – священник вскочил на ноги, и кровожадно улыбаясь, взмахом руки вогнал в стену по самые рукоятки два своих ножа.
-Вот такой подход мне больше нравится. На тебе украшение зала, организация стола и тому подобная ерунда. А я пока займусь телеграммами. Думаю, что звонить в этом случае будет не совсем правильно…

Глава 1. Не торопитесь с выбором.

На следующий день.

-Леди Интегра? — постучавшись, в кабинет вошел дворецкий с листом бумаги в руке. Галантно поклонившись, он с подозрением посмотрел на свою хозяйку, которая всем видом показывала, что она просто смотрит в открытую форточку, стоя на стуле и вообще не замечает дым вокруг себя, — Вы опять курили, леди? Ну сколько же повторять, это очень вредно для вашего здоровья… Вы не Алукард, бессмертия в вас ровно на столько, чтобы прожить несколько лет и не умереть от рака легких.
Интегра на пару секунд устыдилась от своих ребячьих действий, пока не вспомнила, что из-за Уолтера выкинула в форточку дорогущую кубинскую сигару, которая была найдена в заначке, оставленной еще её отцом. Спрыгнув со стула, она села в кресло и тяжелым взглядом стала смотреть на мужчину.
— Ты вообще в курсе, сколько стоит такая сигара? Если ты мне к концу месяца не найдешь точно такую же, я велю тебе кормить Викторию каждый день кровью с ложечки, пока ты не умрешь, или она кого-нибудь не укусит. Но мне кажется, что ты умрешь быстрее. Все-таки вампирша сильна, хоть она и жалкое подобие чудовища, – с удовольствием наблюдая за тем, как побледнел дворецкий, она достала из ящичка сигару и с удовольствием закурила, — Так что у тебя там?
-Искариоты прислали телеграмму, леди, – Уолтер положил перед Интегрой листок и зашел за кресло, надеясь, что закрывая форточку, он сумеет прочитать вполне даже очень интересующею его информацию. Но это не понадобилось. Девушка, вскрыв конверт, стала читать вслух:

«дорогая интегра артур файрбрук вингейтс хеллсинг тчк приглашаю вас ваших подчиненных бал маскарад посвященный хэллоуину тчк заранее благодарю тчк энрико максвелл»

— Это что за хрень? Они? Приглашают? Да они же истинные евреи! — сказать, что Интегра была удивленна, значит было ни сказать ничего, – Что же делать теперь?.. Что скажешь?
— Посоветуйтесь с Алукардом, леди, – Уолтер был обескуражен не менее. Не каждый же день приглашают на день всех святых в Ватикан. Но все же. Как истинный английский джентльмен, он не стал так бурно выражать свои эмоции.
— Ты прав. АЛУКАРД!

В это время в подземелье.

— Не надо было со мной спорить. Пей кровь!
— Может, не надо?
— Пей, говорю!
Этот ожесточённый спор шёл между Алукардом и Серас. Виктория проиграла спор. А на что она надеялась? Смысл был спорить с высшим вампиром на то, что тот не сможет узнать, в каком она сейчас нижнем белье. Информатор сией информации, который доложил Алукарду еще за час до спора, сидел сиротливо на стуле и бледнея, задумывался над планом побега. Не выдержав напряжения, он заорал.
— А моё мнение никто не учитывает!?
— Заткнись, Пип! Полицейская! Пей кровь.
— Но… Но он же… Он же капитан «Гусей»!
Но высший вампир был непоколебим. Виктория повернулась к обезумевшему Пипу и начала медленно подходить. Крича и ругаясь матом, Бернадотте стал бегать от Серас по всему подземелью. Всё-таки иногда даже все способности вампира не могут помочь поймать человека. Уворачиваясь от Виктории и кидаясь чем попало, Пип достал последний аргумент спора — бутылку со святой водой, которую Алукард должен был выпить в том случае, если ошибется. Да, девушки порой очень жестокие существа, как ни крути. Бернадотте готовился бросить её в улыбающегося во все 32 клыка вампира (Виктория всё-таки девушка), но в этот момент они услышали крик:
— АЛУКАРД!
Капитан «Гусей» визгнул от радости, Серас вздохнула от облегчения. А Алукард просто пошёл к Интегре. Ничего не сказав. Просто обиделся. Сильно.
-Да, хозяин… – просочившись через пол сразу в кабинет своей леди, вампир тут же сел на стул и закинул по хозяйски ноги на стол, всем видом показывая, что «царь» готов слушать.
Не обратив внимания на подобную выходку, Интегра смяла телеграмму и бросила ее в голову вампира:
— На, читай.
Аккуратно развернув бумажку, он снял очки и начал читать. Чем больше читал, тем больше расползалась его улыбка. Через мгновенья перестала, это был предел.
— И зачем ты меня позвала? Мы все-таки идем?
— Нет.
— Ну, пожалуйста…
— Нет.
— Ну что тебе стоит?
— Я сказала, НЕТ!
— А на отдых с Миллениумом поехала.
— Ну ладно, уговорил, — Смотря, как обрадовался 600 летний вампир, она задумалась: что же одеть? Алукард уже хотел бежать вниз и обрадовать Викторию, но его остановила Интегра, — Но ты оденешь то, что скажу я!
— Слушаюсь!
Вампир радостно провалился в подземелье.
— Полицейская! Завтра едем на бал! А так как он посвящен Хэллоуину, надо одеть костюмы!
— А кто поедет?
— Все!

Глава 2. Нежить любит наряжаться.

Вечер следующего дня.
Все Искариоты ждали гостей. Александр уже успел всё перепроверить и переодеться. Он был сногсшибателен. Пиджак расстёгнут, рубашка застёгнута всего на 2 пуговицы и не заправлена в штаны. Глаза выражали томную грусть и лёгкую тоску. Объяснял он это тем, что не успел придумать костюм. А на самом деле всё продуманно! Вот как выглядел его план:

«Пункт 1: Сделать костюм лучше, чем у Максвелла и Алукарда.
Пункт 2:Заставить Серас пускать слюни (в крайнем случае, Рип).
Пункт 3: Подготовить всё к празднику.»

Посмотрев в зеркало и на реакцию монашек, он отметил галочкой 1 пункт. Осмотрев зал, он поставил ещё одну галочку около 3 пункта. Разместив остатки ножей в своём костюме, Александр пошёл встречать гостей. Первыми прибыли Интегра Артур Файрбрук Вингейтс Хеллсинг со своей свитой.
-Андерсон, ***ть! Какая встреча!
Промолчав и кинув пару ножей в вампира в знак приветствия, он осмотрел вошедших.
Первым бросился в глаза Алукард. Он не простил ещё те брошенные ножи. Пип, Уолтер и Серас стали их разнимать.       Интегра просто достала сигару и спокойным голосом сказала:
-Алукард, если ты сейчас помнёшь смокинг, останешься без оружия. На охоту будешь выходить с водяным пистолетом. А там уже как хочешь выживай.
Троице осталось держать только святого отца. Но через минуту стало понятно, что Андерсон просто ржёт. Ну не шутка ли: Алукард в костюме белого кролика. Волосы белого цвета, на голове кроличьи уши, одет в красный смокинг под цвет глаз. Маленький хвостик, который находился немного ниже спины, так тянуло потрогать.
На Шакал вампир прикрутил часы. На Интегре было голубенькое платье с передничком и полосатые чулки. На Серас было лёгкое чёрное платьице и шляпа ведьмы. В руках она держала Харконнен, который был ловко замаскирован под метлу. Пип, лелея детскую мечту, одел костюм пирата, наконец-то распустив свою косу. Но сзади он был все же больше похож на девушку, нежели на пирата с трехдневной щетиной и суточным перегаром. В общем, держался он молодцом.
Один только Уолтер, пренебрежительно посмотрев на костюм отца Александра, поправил на себе черную мантию. Над его образом трудился весь отряд «Гусей» и Виктория, между прочим. Прочитав книгу Джоан Роулинг, он просто влюбился в образ Сереруса Снегга. Пока Виктория смазывала жиром волосы дворецкому, он отрабатывал выражение лица полюбившегося героя, стараясь запомнить его фразочки.
На чём мы остановились… Ах да!
Согнувшись пополам и давясь от смеха, падре пригласил всех в зал. Там к ним подбежал Максвелл. Теперь уже хохотал не только Андерсон. Как ни старалась леди Интегра сдержаться, не получилось даже у Уолтера. Не вдалеке, обнимая и сотрясая от смеха колонну, Алукард прохрипел .
-Чебурашка…
-От кролика слышу!
Перед ними стоял Максвелл в костюме медведя, но с не большим недостатком — со слишком большими ушами.
— Ты себя в зеркале видел?!
-Ну видел… и что? Между прочим, я у русских покупал…
-ХАХАХАХАХАХАХАХА!!! Я начинаю любить русских всё больше и больше! — Виктория зацепилась за Пипа, а Пип за неё. Они думали, что более убийственного сегодня ничего не будет. Наивные. Дуэт Шредингера и Гюнше затмил уши Энрико. Первый в костюме Карлсона, второй в костюме Малыша… Как они до этого додумались, оставалось только догадываться.
Александр от удивления крикнул первое попавшееся:
-Валерьянки!
-И мне! — Шредингер подпрыгивал от радости и решил, что падре тоже человек.
-Мне виски!
— Можно виски!? Тогда мне водки!- не растерялся Пип.
А вот Алукард ничего не сказал, а начал как-то не так косится на официантов.
Виктория подошла к Гансу и рассмотрела его костюм внимательней. На нём были шортики на подтяжках и почему-то его кепка. Рядом стоял «Карлсон», уплетавший за обе щёки забродившее варенье. За место пропеллера на спину был прикручен старенький вентилятор.
-А причём здесь уши? — Виктория была явно в ступоре, — Вроде кошачьих ушей на Карлсоне не было!
-И чё ? Мне их что, оторвать?!
-А я ему говорил: «Давай отрежу, не поймут»!
Это уже пришёл к ним Док, в костюме Айболита. Он пришивал к плюшевому зайцу ещё одну ногу. Закончив с ней, он огорчился. На зайце кончилось место.
На груди у «Айболита» висела табличка:

«Айболит. Часы приёма с …. до….»

«Самореклама» — подумал Алукард.
-Что мы все здесь стоим? Пойдёмте танцевать!
Виски уже подействовало на Энрико, и схватив Интегру за руку, он потащил её на середину зала. Оглядываясь, как вор на ярмарке, Андерсон аккуратно взял за руку Серас и потащил её к барной стойке. Полицейской было не удобно тащить свой Харконнен. Долбанув пару раз прикладом «метлы» Александра,она решила отойти (от греха подальше) метров так на 20. Подойдя к бару, она увидела такую картину. Пип громко спорил с официантом. Рядом сидел Шредингер и с удовольствием чувствовал приближение драки.
-А почему у вас нет водки?!
-Не положено.
-А если я вам дам вот это?- Пип достал из кармана 100долларовую купюру. Рядом стояли братья Валентайн. Одеты они были по разному. Люк оделся Яном, Ян Люком. Выглядело даже ничего так.
Из под шапки Яна у Люка торчали его длинные белокурые волосы, а Ян отказался снимать с лица пирсинг.
-Всё таки синий мне не идёт , -проворчал Люк, и подмигнув Яну, они направились к Пипу.
-Что, Пипец? Водку ищешь?
-А тебе что надо?
-Ну… Могу продать…
— Вот это разговор! Алукард! Я водку нашёл!
Тут из ниоткуда появился Алукард. Он явно скучал, поэтому пришёл сразу.
-Это хорошо.
-Сколько брать?
-Всю.
-Но у нас 50 бутылок…
Братья были ошарашены. Только начали продавать, тут как попрёт! Быстро достав из-за статуи Папы Римского 2 ящика со спиртным и забрав деньги, братья побежали «влюблять» в себя женскую половину искариотов, надеясь на веселые выходные.
Пока Валентайн бегали за приключениями, а Пип с Алукардом медленно, но верно уходили в запой, Виктория увидела Монтану. А точнее Монтану, переодетого в Диму Билана. От удивления Серас уронила свою «метлу» и услышала страшный вопль. Оказывается, около неё стоял Андерсон. Страшно выпучив глаза и громко ругаясь матом, он попрыгал на одной ноге за перепуганной Викторией, которая орала не хуже Витоса: «Помогите, хулиганы слуха и мозговой невинности лишают». И понеслась дальше. Короче, Александр получил не только ушиб левой ноги и контузию.
Но за Викой всё-таки побежал. Зря, конечно. Устал ведь. Ну да ладно. В это время Интегра разнимала Максвела и Монтану. Как вы думаете, что они не поделили? Интегру? Нет! Религию? Тоже нет! И даже не власть. Они не поделили место в баре! Но услышав громогласный призыв, остановились оба.
Это кричал Алукард. Заплетающимся языком и ногами было трудно совладать. Но Пип, как истинный джентльмен и просто друг, помог ему.

Через полчаса.
-100 долларов раааз, сто долларов два… двести !
Аукцион был в самом разгаре! Продавали, как вы уже сами поняли, бутылки с водкой. Ставки повышались с космической скоростью. Неуправляемая толпа рвала друг другу глотки. Все были пьяны и довольны.
— Это последний лот! — Алукард был взволнован. За предыдущую бутылку подрались Ганс и Андерсон, пока её не выкупила Виктория. Теперь она сидит на люстре и отбивается от этих двух психов. Что же будет за эту бутылку? Но всё прошло гладко. Этот лот продали за тысячу долларов леди Интегре.

Прошло 30 минут.
— Пипец! 10 штук! Не верю!! — эти крики доносились из каморки со швабрами, где Пип и Алукард пересчитывали деньги. Возле двери стояли браться Валентайн и подслушивали.
— Почему нам в голову не пришла такая идея? — Ян прошипел Люку.
— Не знаю… — Люк опечалено пожал плечами и уже было хотел идти успокаиваться к Рип, которая, кстати, хотела соблазнить Максвелла, одев самый подходящий, по ее мнению, костюм. Сексшоп еще раз убедил нас, что мини костюм монашки, которая готова на все, но стесняется, — самый востребованный товар, если ваш обожаемый — католик.
— Почему бы вам хоть раз не сделать так, как вам велит разум, который вы упорно игнорируете? — Зорин тихо подошла сзади. Зажав в руках косу, а в зубах сигарету, она со скукой глядела на братьев. Ведь она-то ожидала от этого празднества более интересного исхода. Кровавых рек, начала третьей мировой, ну или хотя бы зрелища, в котором Серас как ведьму, сжигают на костре. Но вечер был такой же предсказуемый, как и ее наряд. Она с ним вообще не заморачивалась. Просто нашла старый черный плащ с капюшоном в подсобке главного дирижабля, ну да, в той, где лежит куча драгоценностей, и поострее заточила свою косу. «Все гениальное просто» — заметил Ганс, что странно, ведь увидев ее в костюме смерти, он медленно, стараясь не делать резких движений, пятился от неё прочь. Да что там говорить, даже Алукард в ужасе шарахался от неё весь вечер.
В то время, когда Ян, схватившись за сердце, вытаращил глаза, Люк, более устойчивый к подобным стрессам, поинтересовался:
— Это что, самая великолепная смерть всех времён и народов? — льстец он так себе, но Зорин, которая услышала комплимент лишь однажды и то по ошибке, очень даже поверила этим словам. Обворожительно оскалившись, она заставила сползти по стене впечатлительного Яна, который закатил глаза от умиления, готовясь отдать душу кому угодно, только не ей. Люк в ужасе подхватил Яна и стал его поспешно успокаивать, пока тот, уткнувшись носом в плечо белокурого, пытался вспомнить молитву.
— Да украдите вы у них эти деньги. Типа сложно вам, что ли… Заткнись, гаденыш! У меня сейчас кровь из ушей польется! — даже искусственно созданной нежити было не очень приятно слышать «Отче наш» в исполнении гопника.
Люк, сняв шапочку и бесцеремонно вернув ее хозяину , запихнув в рот, что бы хоть как то заткнуть Яна, поспешно таща его из обители католиков.

Источник: https://ficbook.net/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *